27 января 2022, четверг
Областные новости
26.01.2022
В 2022 году на эти цели муницитпалитетам из регионального дорожного фонда на условиях софинансирования будет выделено около 2 миллиардов рублей. До 15 февраля муниципальным образованиям необходимо заключить соглашения о предоставлении межбюджетных трансфертов.
26.01.2022
С 25 по 27 января 2022 года в Москве, в МВЦ «Крокус Экспо» проходит Международная выставка животноводства, племенного дела и кормопроизводства АГРОС-2022.
26.01.2022
Подведение итогов служебно-боевой деятельности Управления Росгвардии по Пензенской области за предшествующий период состоялось на коллегии в среду, 26 января 2022 года.

Праздники России

Социальная сфера

13.01.2022

Кому нужна пресса?

Впрочем, чего это я так загоняюсь? Разве за четыре с лишним десятка лет я не испытала на себе эту нелюбовь?!

В первых рядах нелюбителей журналистов всегда находились и находятся представители власти. Пусть не все, но, скорее всего, большинство. Во вторых – конкретно те, против кого направлена критика. Последних понять можно, ибо в критических материалах затрагивается определённый человек, указываются его имя и фамилия, должность. Первых не могу понять до сих пор. Потому что, рассказывая о недостатках в сфере, скажем, жилищно-коммунального хозяйства, журналисты ни словом не упоминают кого-то из исполнительной власти. Но те обижаются и порой не просто обижаются, а начинают считать представителя прессы, чья фамилия стоит под материалом, чуть ли не личным врагом. Впрочем, «чуть ли» здесь излишне… (Зато, как ни странно, из числа вторых за всё время работы у меня не появилось недругов!)

Всегда с уважением вспоминаю экс-губернатора Василия Кузьмича БОЧКАРЁВА за его отношение к журналистам. Когда на одном из всероссийских фестивалей я рассказала коллегам о том, что пензенский губернатор требует от редакторов писать критику и смело вскрывать все недостатки в районах, те сначала впали в ступор: губернатор? требует критику?!! А потом, видимо, так и не придя в себя, попросили меня… поклониться ему от их имени.

В доказательство своих слов об отношении экс-губернатора к журналистам расскажу вам одну историю, которая приключилась лично со мной. Я работала всего второй год редактором районной газеты. Василий Кузьмич дал нам задание писать о сокращении дойного стада в районах. Люди постарше помнят, как в 90-е председатели колхозов пускали под нож целые фермы. Порочная тенденция сохранялась и в нулевые.

И вот в нашем районе под нож пустили около сотни коров в Верхнем Ломове, где руководителем хозяйства поставили некоего Кривозубова. А сокращение дойного стада – это и сокращение рабочих мест… Журналист Евгений САЛЯЕВ обнародовал в печати сей печальный факт.

Местная власть в лице главы районной администрации в отличие от журналиста была прекрасно осведомлена, кто такой Кривозубов. Шурин губернатора! И трухнула. И настучала на редактора, выпустившего такой материал в свет, начальнику Департамента СМИ.

Тот, недолго думая, издал приказ об увольнении меня без указания причин. Есть такая статья в Трудовом кодексе, позволяющая вышестоящему начальству в любой момент избавиться от неугодного руководителя подведомственного подразделения.

Меня возмутил тот факт, что увольнение последовало за добросовестное исполнение моих служебных обязанностей и выполнение конкретного поручения главы региона. На календаре был четвёртый день недели. Я знала, как быстро действует начальник Департамента: уже в среду в выходных данных издания мог появиться другой редактор. Статья Трудового кодекса была на стороне увольнителя. И в воскресенье я предприняла нестандартную попытку восстановить справедливость: написала письмо об этой ситуации губернатору и отвезла его матушке Василия Кузьмича, с которой не была знакома.

Она встретила меня сухо: «Я на Ваську влияния не имею и приказать ему ничего не могу».– «Я об этом и не прошу, просто передайте ему конверт, когда он приедет». – «Передать – передам», – пообещала она.

Он приехал приблизительно через час-полтора после моего вынужденного визита на Иву. О чём узнала из телефонного звонка мне домой… Ульяны Ивановны.

– Это ты давеча ко мне приезжала? – услышала в трубку.

– Но как вы узнали мой номер? – была поражена я.

– Э-э-э – хитро протянула она. – Это военная тайна. Как только ты уехала, Васька и приехал. Он в отпуске был на Кавказе. Письмо твоё передала.

– Он прочитал?

– Прочитал.

– А как отреагировал?

– Головой вот эдак покачал и говорит: «А-я-э-то-го-и-не-знал…».

В письме я напомнила ему, как он просил районных редакторов писать о сокращении поголовья крупного рогатого скота в хозяйствах и вообще о недостатках, как обещал нам подарить той редакции, на которую больше всего будет жалоб от районного начальства, новую машину.

А нашей редакции не то что машину не дали, написала я ему, а вообще редактора выпихнули.

По словам Ульяны Ивановны, он тут же позвонил главе районной администрации и одному из сотрудников Правительства области, уточнил ситуацию и распорядился, чтобы в понедельник я была в Пензе. Но мне этого не передали.

Я поехала в тот день сама, на чём настояли мои близкие. Утром встретила Кузьмича в фойе здания Правительства. Он велел связаться с человеком, кому накануне звонил из дома своей матери. В тот день в Круглом зале Правительства было совещание, на котором присутствовали главы районных администраций и редакторы, и Сергей Николаевич сказал, чтобы я пошла на совещание. Как уволенная я села подальше, за колонны, чтобы не мозолить глаза своему вчерашнему начальнику.

Совещание Кузьмич начал со взаимоотношений прессы и районного начальства.

– Это ш-што такое творится за моей спиной?! – начал он грозно. – Используя связи в Правительстве, кое-кто пытается расправиться с неугодными журналистами. Так вот, главы рыёнов, знайте: сож-жрать журналистов я вам не дам!!!

Он поискал глазами по залу и встретился взглядом со мной:

– А вы ещё злее пишите, чтобы они вертелись как ужи на горячей сковородке. Критика им, видите ли, не нравится! А мне она нужна, я должен знать, где у меня в рыёнах узкие места.

Он был мудрым руководителем. Критика должна присутствовать в газете, чтобы исправлять недостатки. Дабы письма недовольных не достигали кабинетов Администрации Президента. И чтобы видеоролики не гуляли по интернету, позоря область на весь мир. Руководителям любого ранга надо бы знать цитату американского писателя Артура Миллера: «Хорошая газета – это нация, разговаривающая сама с собой».

Не безграмотных беспринципных блогеров, преследующих свои узкокорыстные цели, надо подкупать бесконечными грамотами и подарками, демонстрируя свой страх перед ними (ну чтобы видеоролики тех не попались на глаза Администрации Президента или Первому каналу…), а конструктивно воспринимать жалобы жителей и достоверную критику журналистов своего района, опубликованные в официальной местной печати (которая несёт ответственность за каждое слово), и исправлять недостатки, улучшая качество жизни вверенного местному начальству населения, потому как для того оно и поставлено. И заставлять те службы, которые критикуют СМИ, работать на совесть, а не становиться самим в позу обиженного. Ведь не мэры же лично и не главы районных администраций чистят и ремонтируют дороги, покупают и устанавливают нелепые ландшафтные скульптуры или составляют праздничные программы, ущемляя одних худруков и их воспитанников и протежируя других… Пресса и власть должны работать в одной упряжке. Однако у нас получается по-другому: виноватыми в халатности, безобразном отношении к своим служебным обязанностям, разгильдяйстве становятся не непосредственные виновники, а журналисты, обнародовавшие всё это. Как сказал британский политик Энох Пауэлл: «Политик, который жалуется на прессу, всё равно что капитан, который жалуется на волны».

…«Журналюг» не любят и наши эстрадные «звёзды». А я вот думаю, да стали бы они «звёздами»-то без «журнялюг», которые пиарят их, в большинстве своём безголосых и бесталанных, на всех телеканалах и в «жёлтой» прессе и таблоидах, где те, в погоне за популярностью, готовы вывернуться наизнанку?.. То-то и оно!

2-й президент США Томас Джефферсон (1801 – 1809 гг.) сказал: «Если бы пришлось выбирать: иметь правительство без газет или газеты без правительства, я бы, не раздумывая, выбрал второе».

Но на сегодня печатная пресса потихонечку умирает. И от объективных (в эру интернета и цифровизации), и, увы, от субъективных причин. Некогда самая читающая нация в мире сегодня в лице обычных граждан засела в соцсетях, общаясь со всеми напропалую: знакомыми, малознакомыми и совершенно незнакомыми людьми, по-чёрному зависает в ТикТоке и экономит на газете, которая помогает ей решать насущные проблемы (не выписывая «районку», мои замечательные земляки тем не менее охотно обращаются к ней за помощью и толпами идут в редакционный «Регион-центр»). А законодатели и местная власть и рады тому: кому в наше время нужны «сторожевые псы демократии»? Местным бюджетникам, например, так и говорят: «Пензенскую правду» обязательно нужно выписать, а «Куранты – Маяк» необязательно. Вот бюджетники и экономят свои копейки (полугодовая подписка по альтернативе стоит меньше килограмма так себешной колбасы и коробки таких же конфет). Хотя пишет о них, об их деятельности в каждом номере именно «районка», а не областная газета.

С праздником, коллеги и наши верные читатели! С Днём российской журналистики! Подумайте: может, не стоит пренебрегать районной прессой – вашей надёжной помощницей в повседневной жизни, а то ведь получится как с общественным транспортом и такси: пересели на более удобное и быстрое легковое авто, а потом начали стенать: нет надёжных регулярных автобусных рейсов, отменили пригородный поезд, в новогодние праздники не на чем добраться до Пензы или из Пензы. Но вы же сами в своё время сделали выбор!

Людмила САЛЯЕВА.

Оставить комментарий