18 августа 2017, пятница
Областные новости
15.08.2017
В 2017 году Федеральное государственное унитарное предприятие Международное информационное агентство «Россия сегодня» (МИА «Россия сегодня») в четвертый раз проводит ежегодный Конкурс социальной рекламы среди органов государственной власти и местного самоуправления «Импульс».
07.08.2017
Что произошло за прошедший год в жилищном обеспечении военнослужащих? Удалось ли реализовать новую форму жилищного обеспечения - жилищную субсидию?Как идет обеспечение служебными жилыми помещениями? На эти и другие вопросы отвечает начальник отделения (территориальное, г. Пенза) Федерального государственного казенного учреждения «Центральное региональное управление жилищного обеспечения» Минобороны России Андреева Наталья Михайловна.
21.07.2017
21 июля избирательная комиссия Пензенской области зарегистрировала областной список кандидатов в депутаты Законодательного Собрания Пензенской области 6 созыва, выдвинутый Пензенским региональным отделением Всероссийской политической партии «ЕДИНАЯ РОССИЯ» в количестве 58 человек.

Праздники России

Социальная сфера

15.06.2017

Спасение утопающих – дело рук самих утопающих

Эта женщина дважды обращалась в редакцию. Последний раз едва ли не с криком отчаяния о помощи. Её семья – беженцы с Донбасса. Покинув Украину, они хотят стать гражданами России. Но чтобы ими стать, надо иметь регистрацию на территории страны, то есть элементарную временную прописку.

А такой прописки у семьи нет. И никто, по словам Татьяны Александровны, не желает даже на три месяца прописать у себя её дочь с шестью детьми. Мол, количество детей, записанных в паспорте, и есть причина проблемы. Я так прониклась непростой историей этих несчастных беженцев, что готова была упросить свою маму, которая проживает одна в доме, временно прописать их: мы же люди и должны протягивать руку помощи нуждающимся. Но прокурор предупредил, что формальная прописка грозит административным наказанием хозяйке жилья, к тому же закон предусматривает за это штраф… до ста тысяч рублей! А реально поселить к пожилой больной женщине, которой нужен покой, чужих восемь человек, пусть даже всего на три месяца, убийственно, дочерний долг не позволяет.

Впрочем, не у меня одной возник такой искренний порыв. Наш бухгалтер Светлана Ивановна, выслушав посетительницу, тоже озвучила своей коллеге желание прописать их в своём доме.

А дальше, собственно, началось журналистское расследование…

И оказалось, что мы со Светланой Ивановной не одни такие сердобольные, что до нас уже были реальные помощники, любезно предоставившие беженцам свою жилплощадь.

Когда два с лишним года назад первая волна бежавших от войны с Украины достигла пензенской глубинки и выплеснула во временный лагерь в Новом Шуструе в одночасье лишившихся родины и крова десятки несчастных русскоязычных людей, районная власть обратилась к главам сельских администраций с просьбой «разобрать» семьи и помочь им устроиться на территории своих сельсоветов. Бывшей главе Большехуторской сельской администрации Любови Васильевне СУСЛОВОЙ достались три семьи. И одна из них, к сожалению, стала «головной болью» для района.

За это время все, кто прибыл в Россию с Украины и кто хотел остаться здесь навсегда, уже получили российское гражданство, став нашими полноправными соотечественниками, обустроились и живут себе спокойно на законных основаниях. И только одна семья всё никак не может добиться временной прописки. И вряд ли добьётся. Однако козни чиновников или кого бы то ни было здесь не причём.

За два года эта семья сменила… пять адресов! Сначала сельчане горячо откликнулись на нужды беженцев: несли и везли на тачках всё что можно: картошку-моркошку, капусту, тыкву, яйца, сало, шторы, одежду, пылесос и даже стиральную машину. Глава администрации закупила для беженцев средства гигиены. Районная власть оказывала финансовую помощь и предоставляла, когда необходимо, транспорт. Короче, наши земляки окружили беженцев заботой и вниманием. А беженцы (речь идёт о конкретной семье, которая обратилась в редакцию за помощью) вели себя так, как будто все и всегда должны о них заботиться, а они, бедные-несчастные, должны жить в своё удовольствие. Первый дом, в котором их разметили, не подошёл им по причине того, что был слишком просторный: много затрат на отопление нужно (его, кстати, семье предлагали купить в рассрочку, и когда они отказались жить там, хозяева продали его за 120 тысяч рублей). Предоставили другой дом. Его семья очень быстро превратила, извините, в свинарник и накопила долги за электроэнергию. Хозяйка, ужаснувшись состоянию дома и счетам за услуги, попросила сельскую власть подыскать им другое жильё. Затем были третий, четвёртый и вот теперь пятый дом. Поначалу проникшиеся жалостью к семье с пятью ребятишками (шестой родился уже здесь, хотя у семьи – ни гражданства, ни собственного угла, ни средств к существованию, ни регистрации брака родителей) жители Больших Хуторов стали замечать неприятные для себя вещи: трое детей целый год живут в реабилитационном центре, мама, имея такую, простите, «ораву» ребятишек, легко тратит деньги на сигареты, пиво и джин-тоники, семья, проживая в селе, даже картошку для себя не удосуживается посадить (хотя семенной материал им предоставляли), в доме ужасный бардак. Устроившись на работу в «Дамате», мама попалась на воровстве, а когда сельская власть договорилась с администрацией фанерного завода устроить её на работу на это предприятие, она и не соизволила поехать на собеседование: «Я там работать не буду!». Как не захотела в своё время работать и у местного фермера. Стало ясно, что в Россию прибыла неблагополучная семья, которая убегала с Донбасса не столько от взрывов, сколько от собственных проблем. Которые без усилий со своей стороны не решить ни на Украине, ни в России, ни каком-нибудь Гондурасе. Даже под шумок киевской бомбёжки на волне государственного и гражданского добросердечного русского гостеприимства.

Но от себя, как известно, не убежишь. Согласитесь, трудно помогать людям, которые «непомогаемые», то есть пальцем не хотят пошевелить, чтобы попытаться решить свои проблемы, и не стесняются демонстрировать окружающим свою безответственность, безалаберность, неприспособленность к жизни, откровенную лень и слабость к вредным привычкам (качества, которые волей-неволей переймут и уже переняли и их дети…).

Мама многодетной Риммы Татьяна Александровна (её можно понять и ей можно посочувствовать) с отчаянием просила дать в газете (причём срочно, в ближайшем номере, ибо сроки подстёгивали) объявление, чтобы хоть кто-нибудь сжалился и поселил в своём доме или квартире семью её дочери с временной припиской всего на три месяца (сама она сумела прописаться в городе, но на той жилой площади прописать ещё восьмерых, шестеро из которых – дети, как она пояснила, нереально, закон не позволяет). И даже была готова дать расписку хозяевам, что со временем рассчитается за услугу. Однако невольно возникает вполне резонный вопрос: а что, собственно, делала эта семья два с лишним года, чтобы стать полноправными и достойными гражданами России?!

Читать нравоучения взрослой женщине, сумевшей родить шестерых детей, но не умеющей, а главное, не желающей обеспечить им мало-мальски благополучное существование, пустое занятие. Однако и обращаться к землякам с простой человеческой просьбой – протяните, пожалуйста, руку помощи, и вам это зачтётся, тоже, знаете ли, чревато. Почему мы должны подставлять тех, кто по доброте душевной готов взять эту семью в свой дом? Впрочем, возможно, такие добрые люди найдутся и помогут семье Риммы получить российское гражданство (а потом наше государство за наши налоги, в том числе тех, кто работает на фанерном, где не захотела трудиться Римма, будет помогать этой многодетной семье выживать, предоставлять льготы и пособия, хотя любой стране в первую очередь нужны созидатели, а не проблемные нахлебники, особенно со стороны, которые ни сами не умеют трудиться, ни детей к труду не приучают, у нас своих таких – кидай – не перекидаешь!). Но вот среди жителей Больших Хуторов, которые насмотрелись на отношение беженцев к жизни, к труду, к собственным детям и к предоставленному им жилью, таковых, увы, уже нет. Их подобное соседство стало, мягко говоря, напрягать (у самих в селе неблагополучные семьи есть, кстати, Римма завела себе подругу именно из такой семьи, как говорится, скажи мне, кто твой друг, и я скажу, кто ты, впрочем, на этот счёт есть и другая поговорка: рыбак рыбака видит издалека…).

Потому, собственно, и заголовок статьи с рубрикой, и сам текст оказались другими, нежели задумывались первоначально…

Извините, Татьяна Александровна, что не оправдала ваших надежд на газету, как на последнюю инстанцию. Ваш несправедливый упрёк: «Сначала пригласили, а потом бросили на произвол судьбы» оскорбителен для моей большой и малой родины. Ещё раз повторюсь: от себя не убежишь. Ни в другой город, ни в другую страну, ни на край света, ни к чёрту на куличики.

Россия готова принять, финансово поддержать и обласкать своих сынов и дочерей, волею судеб оказавшихся гражданами других государств, что она и делает. Но и вернувшиеся на историческую родину сыны и дочери в ответ на её заботу должны стать её достойными благодарными детьми, а не дополнительным крестом, который она должна тащить на своих плечах. Не так ли?

 

Людмила САЛЯЕВА.

Оставить комментарий